Крис Эванс о первом рабочем дне

Меня зовут Крис, и с автомобилями у меня проблема.

Ну-ка, поставьте мне диагноз: автомобили меня возбуждают. Но не так, как парня, которого поймали, когда он занимался любовью с Land Rover Discovery. Помните, в Холивелле в 2013 году? Автомобили будят что-то внутри меня. Что же это такое? Должно быть, зависимость.

Но вернемся к TopGear и к тому, что я буду вести самое лучшее автомобильное шоу, которое только видел мир. Это значит, что с сегодняшнего дня и до 2018 года я взрывоопасен – могу лопнуть от счастья в любой момент. Я не против: главное, чтобы это успели снять. “Его убили автомобили…” – “Что, задавили?” – “Нет”. – “В аварию попал?” – “Нет”. – “Так что же случилось?” – “Рядом с ними он так сильно дрожал, что просто развалился – прямо у нас на глаза-х”.

Только что у нас была первая большая летучка. Я снял второй этаж в пабе за углом за 15 фунтов в час. Водичка, кофе… но когда у нас кончился творческий запал (часа через четыре), мы спустились в бар. “Нам выпить, чтобы не насвинячиться, и съедобную пиццу, пожалуйста”.

Первая игра в пабе – запомнить, как кого зовут: Чарли, Вуки, Том, Люк, Ник, Скотт, Майлз, Пол, Дэн, Кэтрин, Сара, Аврора, Кэти, Джим, Алекс (Босс), Лайза (Биг Босс), еще одна Кэти (Самый Крутой Босс). Замечательная компания безбашенных энтузиастов со всего теле- и автомира.

“Пиццы сразу, а потом, наверное, карри или китайскую еду”, – похоже, я слишком размахнулся. Даже на такую банду.

Нет, до карри и китайской еды не дошло. И хорошо, потому что пицц мы съели много. Больше всего – с чоризо и анчоусами, запивая их всем, чем только можно: от розового до красного, белого, “Гиннесса” и даже старого доброго джина с тоником.

Автомобили будят что-то внутри меня

После активного общения и постоянных пересаживаний, чтобы все со всеми познакомились, мы решили совершить экскурсию по пабам Кэмдена. Начали с The Good Mixer, любимого паба Эми Уайнхаус. Не бойтесь, мы пили не на деньги зрителей BBC. Мы не вписали наш счет в бюджет, честное скаутское. Даже те семь пакетиков обалденных свиных шкварок.

После Эминого паба мы по Риджентс-Каналу мимо знаменитого Кэмденского рынка отправились в бар, куда я ходил много лет назад. Все, что я помню о нем, так это то, что его держал бывший хахаль Сары Кокс и что там подают квадратные пироги. Не помню как, но мы наткнулись на менеджера Джека Саворетти за столиком во дворе. У нас с ним состоялся серьезный разговор о беге: о том, как мы оба чувствуем себя на двадцать лет моложе, потому что регулярно переставляем ноги чуть быстрее, чем при ходьбе.

Дальше я помню только то, что в последнем баре заказал всем текилы, а было там человек сто. “За живую музыку!” – крикнул я и отвалил домой. Но по дороге заглянул в ларек и купил рыбы с картошкой, конечно…

Я думаю, это и называется ломать лед. Хотя на следующее утро, когда в полпятого зазвонил будильник и нужно было отправляться на радио, голова у меня раскалывалась. И потом почти весь день я провалялся на диване мешком с костями.

Зато теперь мы готовы работать! Все, новый порядок New TopGear расписан и наклеен на стену. Теперь мы грызем удила, ревем моторами и вообще доводим себя до такой истерики, что вот-вот грохнемся в обморок.

Вот именно так и должно быть.

Что-то останется, что-то уберем. Но каждый из нас принес торжественную клятву верности на подписанной Джимом Кларком фотографии из моего гаража: “Я обещаю держаться ценностей, правдивости и безумия телешоу, которое сорок лет устраивало каждому автомобилю личный Армагеддон, торчало от моторов, искало и находило ОМГ в GTB”.

Мы рвемся в бой. Не могу выразить как.

Но я постарался выразить и, надеюсь, получилось.

Хоть чуть-чуть.

Источник