Виталий Тищенко о Cadillac

Выйдя из кондиционированной атмосферы отеля в открытый космос начала октября в Абу-Даби, я несколько минут ничего не вижу. И не ориентируюсь во времени. Это потому, что стекла очков и наручных часов мгновенно запотевают. Ощущение такое, что с мороза шагнул в парную. «С мороза» – это из плюс двадцати пяти. Но на улице плюс сорок два в тени и влажность стопятьсот процентов.

А еще там гоночная трасса Яс-Марина и три заряженных «Кадиллака» V-Series. 464-сильные седан и купе ATS-V и трансконтинентальный CTS-V с шестилитровым компрессорным V8 от Corvette Z06. 640 коней, 320 км/ч – настоящий гиперкар с параметрами не последнего из Lamborghini.

Жарче точно уже не может быть

Мы здесь вперемешку с ближневосточными клиентами бренда, мясистыми мужчинами сильно бальзаковского возраста. Мужчины приятны в общении и искренне восхищены журналистскими скилзами в пилотаже на формульной трассе: когда мы мчим за таким же CTS-V с профессиональным гонщиком-инструктором за рулем, они отстают сильно, а мы – не очень. Один рассказывает, что каждый год покупает себе по новому Cadillac: последним был Escalade. Ну, ему уж точно не зазорно отстать от молодого вкатанного гонщика на хитром и абсолютно незнакомом треке.

Эти мужчины – преданные и верные поклонники американской роскоши. Конечно, «Кадиллаку» не хочется их потерять, а хочется п­родать им много своих машин в самых дорогих спортивных версиях. Поэтому он зовет их на с­мотрины на обжигающем асфальте Яс-Марины. Кстати, почему асфальт не плавится, я не понимаю.

Едут V-Series по гоночной дороге уверенно и интересно, но круги за рулем заканчиваются до обидного быстро. Зато и до, и после заездов нам с клиентами долго, обстоятельно и артис­тично рассказывают о том, как решительно «Кадиллак» намерен вернуться в элиту международного автомобилизма.

Американцы хотят вернуть те благословенные для них времена, когда слово «Кадиллак» было не просто названием бренда, а обозначением тотального превосходства. Топ-уровня. Предела мечтаний. «О, этот инструмент – кадиллак среди роялей». «По вкусу йогурт – настоящий кадиллак». «Кадиллак какая девушка» и так далее.

Ведь было же, было! Хоть и довольно давно. Кстати, советские подростки 80-х в этих же целях использовали термин «монтана» – тоже американское слово. Ну да ладно. Короче, Cadillac собирается вернуться – в блестках гламура, в ореоле роскоши и дорогих удовольствий. Он методично планирует завистливые вздохи и взгляды, полные обожания. Слово «Кадиллак» должно означать «символ успеха» на любом языке планеты – ну, как сейчас «Мерседес», например. Но ведь «Кадиллак» стал этим символом раньше, ведь правда?

Поэтому штатные и привлеченные маркетологи Cadillac уже согласовывают сценарии блестящих презентаций с участием звезд и весельем ночи напролет на самых престижных площадках планеты. Прекрасные женщины будут нежно касаться глянцевого лака новых моделей. Суровые мужчины будут возбужденно сжимать их руль. Публика будет пить, танцевать, флиртовать и аплодировать стоя. Все будет – что называется, следите за эфиром.

Но для меня в этом дьявольском плане повторного искушения мира «Кадиллаком» важно другое. Оказывается, на адской маркетологической кухне наконец осознали, что объект вожделения не должен разочаровать клиента наутро после первой ночи – без макияжа и шампанского. Там понимают: как громко ни люби «Кадиллак» в Лас-Вегасе, на Лосином острове этого не услышат.

И поэтому они всерьез намерены строить классные тачки. Поэтому у CTS-V итальянские тормоза Brembo, немецкие кресла Recaro и благодарность в трудовой книжке за рекорд круга на Нордшляйфе, а не за дым от сожженных задних шин. Поэтому из новейшего большого седана CT6 уже не хочется вылезать. А в кроссовер XТ5, громкая премьера которого грядет в тех же Дубаях, будем надеяться, очень захочется сесть.

Будем надеяться вместе с Cadillac. Потому что мы – за автомобили хорошие и разные.

А хороших и разных много не бывает.

Источник