Kia Sorento на Алтае

Спорьте по части теории мироздания сколько угодно. Меня не переубедить: такие невозможные места, как Горный Алтай, кто-то создал. Нарисовал умелой рукой, поглядывая с высоты птичьего. Изящно плеснул реками да присыпал разнокалиберными горками. Больше ничем мою глуповатую улыбку, растянувшуюся на все два дня пребывания в тех краях, просто не объяснить.

Группу беспомощно машущих айфонами в поисках вайфая журналистов собрала здесь Kia (с интернетом тут дружат слабо). И обеспечила всеми своими внедорожниками во главе с Sorento и новеньким Sorento Prime – самыми интересными участниками вояжа. Простите, городской-как-ни-крути Sportage и старина Mohave все с теми же дырками в носках: мне куда важнее разобраться именно с “Соренто”. Для этого у нас есть полные баки и много-много часов на сотни километров поразительно хороших, среднеубитых и тупо отвратных дорог.

Но стартуем мы только утром, а сегодня Алтай развлекает традиционными и незамысловатыми, но оттого еще более приятными на незнакомой земле вещами – свежей рыбой из мощной Катуни, горячим шашлыком из марала и петуха, настойками на облепихе и можжевельнике с кедровыми шишками и дикой ягодой на закуску, а еще… настоящей русской баней. Кстати, местные ответственные за это дело – язык не поворачивается обозвать их банщиками – удивительные ребята. Отточенные взмахи вениками и умение правильно задавать жару – еле-еле верхушка айсберга знаний, полученных за долгие годы работы с – или, скорее, над – людьми. Толковый банщик (ну, не знаю я синонима) не просто оптимально запарит бренное офисное тело, но и выступит бывалым мануальщиком, щелкая хилыми редакторскими костями. А еще расскажет, как размяться по пути к кофемашине. Короче, переваривая в конце дня волшебное пиршество и фитознания, я чуть было не забыл о цели нашего визита.

Мы прибыли в крошечный, но гордый аэропорт Горно-Алтайска ради небольшого, но насыщенного пробега. Маршрут предполагал движение по Р-256 (то есть “Чуйскому тракту”), что тянется от Новосибирска до границы с Монголией, внушительный крюк через Усть-Канский район по тем дорогам, которые на карте не отмечены федеральными номерами, и обратный путь через Семинский перевал. Плюс самоволки на пару-тройку сотен кэмэ с блаженной мордой и под щекочущий грудь восторг – вы только гляньте на картинки вокруг текста.

Лично мой путь вышел крайне удачным: первая часть “Чуйского тракта” по пути из Горно-Алтайска пришлась на новый Sorento Prime. Признаюсь, проверял – 441 Нм безальтернативного дизеля уверенно швыряют почти двухтонный кроссовер за полторы сотни км/ч. Не смог после столичной осады камер и пробок устоять перед трехкилометровым безлюдным прямиком. А потом еще одним. И перед открытым поворотом с шикарной дугой.

“Старому” Sorento с теми же мотором (тут не хватает лишь пары сил) и не самым тормозным автоматом подобные выкрутасы не снились. Этот кросс тоже делает сотню в пределах 10 секунд, но, в отличие от Prime-собрата, не провоцирует во мне Шамаича. Потому что едет куда менее точно. Но его звездный час настал вдали от Р-256. На разбитом сельском асфальте и на суровом грейдере. Не обращайте внимания на оперное имечко “Соренто”! Тут воспитанный с виду Kia превращается в пульсирующего качка, что готов до последнего глотка протеина (солярки) биться за результат.

А нарядный Sorento Prime на 19-х колесах и салоном с претензией, признаться, смотрится и ощущается на “дорогах” близ Тюдралы неуместным. Офф-роуд ему не чужд, но задумка корейцев читается безошибочно: “Прайм” создан для хорошего асфальта, где катит собранно настолько, насколько это нужно нормальному большому кроссоверу. Он круче оформлен и приятнее в общении. Но и заметно дороже того Sorento, которого разумно выбирают в качестве крепкого помощника на все случаи… Они разные. И пять приписанных к имени букв глубины различия не раскрывают.

Но как бы то ни было, о некоторых вещах в глубинах Республики Алтай забывать нельзя ни на чем: с дизелем и любой другой горючкой вдали от “Чуйского тракта” не очень. А попробовать накинуть трос можно разве что на задремавшую корову или, если повезет, приветливого коня. Еще я бы не советовал слишком интересоваться горной тайгой: скажите, вы встречали когда-нибудь трушного мишку?

Вообще моментами возникает ощущение, что местная земля чужаков не терпит. Возможно, противится осаждающим коммерсам – алтайскую тишину все чаще нарушают туристические отряды, спешащие на рафтинг и за медом. Отели все нахальней дерзят ценниками, шаманы с тихой мудростью и варганами тянутся за подработкой в рестораны, а чистенький аэропорт с нетерпением ждет не одного-двух, а хотя бы десятка рейсов в день. Не так уж много осталось до стейков на берегу Катуни, повсеместного триджи и загаженной антикризисным бизнесом красоты… Неужели на Его картине все это тоже имеется?

ТЕКСТ: МИХАИЛ НИКОЛАЕНКО / ФОТО: АЛЕКСЕЙ БАРАШКОВ

Источник